Несломленная войной

Люди

Великая Отечественная война. Эти слова хорошо знакомы каждому жителю нашей страны. Но что они значат для россиян, почти 75 лет живущих на мирной земле? Кому-то может показаться, что с той страшной войны прошло так много времени, что все потери, подвиги нашего народа если и не забылись полностью, то наверняка подёрнулись лёгкой дымкой забвения. И может возникнуть справедливый упрёк, что события Великой Отечественной вспоминаются лишь в преддверии празднования Дня Победы или накануне дат великих сражений. Что лишь в эти памятные моменты, словно из тёмной комнаты, выходят на свет имена героев, ветеранов и простых людей, вопреки всему сумевших пережить войну. Справедлив ли этот упрёк – односложный ответ дать нельзя. А между тем, для тех, чья доля выпала стать свидетелем тех ужасных событий, каждый день был настоящим подвигом. Подвигом силы духа, мужества и стойкости.

Как мы, рождённые после войны, можем представить весь ужас, камнем упавший в сердца людей, почти 80 лет тому назад услышавших сообщение Ю. Левитана о вероломном нападении германских вооружённых сил на нашу страну. И наше счастье, что судить об этом мы можем лишь по страницам истории и рассказам очевидцев.

И у каждого из них есть своя повесть о том тяжёлом времени. Мария Георгиевна Артемьева родилась и провела своё детство в деревне Боровое Вселукского сельсовета (сейчас это Пеновский район). Как и любой ребёнок из крестьянской семьи, с малых лет она была приучена к ежедневному труду. Каждый день вместе со своими братьями и сёстрами девочка помогала родителям вести немаленькое хозяйство. А когда пришла пора, начала учёбу в школе. В 17 лет, окончив девятый класс, девушка вернулась в Боровое, стала жить в родительском доме. И будни её текли, как и у других жителей нашей страны, спокойной чередой, с обычными успехами и огорчениями, с ежедневными делами и обязанностями, с мечтами и планами. До тех пор, пока не началась война:

– Меня, как и других, взяли на оборонительные работы. Рыли под Осташковом танково-оборонительные рвы, широчайшие и глубокие. Домой вернулась с окровавленными от мозолей руками, – вспоминая первые дни войны, рассказывает Мария Георгиевна. А потом во Вселукской больнице расположилась военная часть 95919 Третьей ударной армии, при которой был организован эвакогоспиталь № 94. Уже полным ходом шли бои, с каждым днём раненых поступало всё больше. А вот медицинского персонала и санитарок категорически не хватало. В эвакопункт стали вербовать молодых девушек из местного населения. В числе прочих своё согласие дала и Мария Георгиевна. И хотя родители были категорически против решения дочери идти в армию, обычно сговорчивая и послушная девушка неожиданно проявила непоколебимую твёрдость. Несмотря на уговоры отца и матери, она поступила на службу в эвакопункт.

– Пошла туда и одновременно работала в аптеке, училась готовить лекарства, – рассказывает Мария Георгиевна, – сейчас всё просто, лекарства сразу в ампулах, таблетках. А тогда медикаменты поступали в больших мешках, и уже на местах мы развешивали их на маленьких весах: сначала отвешивали один грамм, потом делили его на пять или десять равных порций – в зависимости от дозировки.

Готовили впрок стерильные растворы, бинты, марлю для операций. Раненые поступали в эвакопункты практически сразу с передовой линии фронта и надолго там не задерживались – после операций и первичного лечения они переправлялись в тыл и долечивались уже в стационарных госпиталях. А на их место поступали всё новые и новые раненые. Казалось, что поток изувеченных, истерзанных сражениями мужчин нескончаем. В первые дни работы молодые санитарки ещё находили время, чтобы жалеть пациентов и лить слёзы по их исковерканным судьбам. Но уже спустя несколько недель работы стало так много, что смены словно слились в одну, и уже не различить было ни дня, ни ночи. Дни неслись сплошной чередой, в монотонной работе сложно было отделить одно событие от другого. Только навсегда запал в память Марии Георгиевны стоящий в палатах, ужасный, ни на минуту не прекращающийся стон раненых солдат.

С приближением немцев, эвакопункт стал перемещаться всё дальше и дальше. Работы у санитарок, да и всего персонала эвакогоспиталя стало ещё больше: сворачивались, переезжали на другое место, разворачивались вновь. Располагались в лесах, хотя иногда останавливались и в населённых пунктах. И при этом всегда находились рядом от передовой, буквально в нескольких километрах от разворачивающихся кровавых сражений. Несмотря на это, бомбили их нечасто, и в целом они чувствовали себя достаточно безопасно. Да и некогда было бояться – во время сражений весь медперсонал работал круглосуточно:

– Лечили, обрабатывали, подхватывали носилки с ранеными, грузили в машины для отправки в тыл на долечивание, так описывает работу эвакопункта Мария Георгиевна. – Тяжело было всем, но никто не ныл, не жаловался. У нас у всех одна цель была – как бы быстрее пришла победа. Знали, что сейчас потерпим, а потом всё будет хорошо. Случались и редкие минуты затишья между боями. В эти краткие мгновения девушки даже находили время, чтобы придумать самодеятельные номера для раненых да помочь им написать письмо домой. В январе 1942 года, как только освободили от фашистов Пеновский район, часть переехала в Торопец, а вместе с ней эвакопункт и, конечно, Маша. – Мы въехали в город, когда там еще стреляли, летали снаряды. Я впервые увидела бой так близко. Тут же запаниковала, заплакала: «Ой, нас здесь убьют, я лучше домой пойду», – вспоминает Мария Георгиевна.

– «Ты теперь военнообязанная, миленькая. Да и куда идти, не пройдешь и пятисот метров, как к немцам попадешь, они ж кругом». Это была единственная «слабина», которую допустила юная Мария. После Торопца переехали в Великие Луки. Здесь велись страшные бои – город оказался разрушен почти до самого основания. Ни одного целого здания не осталось. Где уж тут госпиталь устраивать. Но только работники эвакопункта стали расчищать завалы, искать целые строения, как начали поступать раненые. Эти дни остались в памяти Марии Георгиевы как одни из самых тяжёлых в жизни. Фронт продвигался всё дальше, и эвакопункт шёл вслед за ним. Каждый раз, проезжая мимо населённых пунктов, мимо разрушенных деревень, уничтоженных, разбитых городов сердце каждого работника госпиталя предательски сжималось. Так и прошла вместе с госпиталем ефрейтор Мария пол-Европы через Прибалтику, Белоруссию, Польшу и Германию. Дошли до самого Берлина. Весть об окончании войны и долгожданной Победе застала 94-й эвакогоспиталь на одной из лесных стоянок, неподалёку от столицы врага.

– Когда узнали эту новость, – улыбается своим воспоминаниям бабушка, – загудел весь лес. Люди смеялись, плакали, не знали, куда себя деть от нахлынувшей радости. Спустя три дня попали в Берлин, прошли по улицам города, прикоснулись к холодным камням Рейхстага. Конечно, с окончанием войны, работы у санитарок меньше не стало. Ещё оставались места, где враг не желал сдаваться, и бои продолжались. А значит, так же, как и прежде поступали в госпиталь раненые. Но где-то глубоко в сердце каждого советского человека уже жило, грея душу радостью, одно слово – Победа!

Война закончилась в мае, а домой Мария Георгиевна попала только в конце октября. Полгода после Победы эвакогоспиталь продолжал свою работу, долечивая раненых, ожидая своей очереди на отправку на родину. Ещё неделю ехали на поезде, глядя на проносившиеся мимо невесёлые пейзажи разорённой войной страны. А дома началась забытая за четыре страшных года мирная жизнь, вновь привыкнуть к которой неожиданно оказалось непросто. Особенно Марии Георгиевне не хватало армейской дисциплины и ежедневной утренней зарядки. Уже следующей весной молодая женщина поступила на работу, став заведующей учётным отделом комсомола. Потом познакомилась со своим будущим супругом, майором в отставке. Он тоже прошёл через всю войну и очень гордился тем, что жена воевала.

Да и сама она никогда не жалела о своём выборе, зная, что внесла свой вклад в Победу. Уже когда у Артемьевых появились дети, Мария Георгиевна стала работать в райсоюзе бухгалтером, поступила на заочное отделение Московского государственного кооперативного техникума. После получения образования, работала сначала плановиком, а потом бухгалтером-калькулятором. Завершила свой трудовой путь в ОРСе, 19 лет проработав там экономистом. Вот уже выросли дети Марии Георгиевны, появились внуки и правнуки. Все они очень любят свою маму и бабушку и невероятно гордятся её героическим прошлым.

Наталья БРУХАНСКАЯ